Индийский чай Сикким

Без бутылок и электричества

Над пропастью, на высоте почти 2000 м, — лотки и киоски из лыка, похожие на огромные корзины. В них продаются хлопковые футболки с лозунгом фестиваля и корешки «от семи недугов».

— Что у вас болит? Колено? По Гималаям гуляли? Возьмите вискум артикулатум, омелу. Заварите кипятком и выпейте, — советует продавец.

Женщины в разноцветных халатах и полосатых передниках из шелка водят хороводы вокруг киосков. Из-за холма время от времени выскакивают два танцора под накидкой, к которой пришита тряпичная голова «снежного льва». Это животное — защитник Будды, символ Тибета и гималайской природы, которую спасают от загрязнения сиккимцы.

Повсюду плакаты, напоминающие школьные стенгазеты, с фотографиями заповедников Сиккима, мусорных ящиков и подписями от руки: «Прочешем каждый куст, найдем мусор и выбросим», «Органический мусор можно переработать», «Главное зло — пластиковые бутылки. Они не разлагаются. Пейте фильтрованную водопроводную воду».

Пластиковая посуда в штате не приветствуется. Электричество тоже зло. Энергетические станции засоряют воздух, нарушают экосистему. Сознательные сиккимцы экономят электроэнергию.

В гостевом доме в Окхари временами неожиданно выключается свет, и комната с незатейливой меблировкой и постером «Виды птиц Сиккима» погружается в кромешную тьму. Температура воздуха около нуля, а номер без отопления. Дождавшись электричества, я бегу к бойлеру, чтобы пустить горячую воду и хоть немного согреть комнату. Но через пять минут аппарат автоматически вырубается. Конечно, этого времени более чем достаточно, чтобы наполнить таз. А шерпе другого и не нужно. Надев водолазку, свитер и куртку, я забираюсь под три одеяла. Увы, согреться все равно не удается, и я выхожу на улицу с фонарем поискать кого-нибудь из хозяев.

— Вам холодно? Ведь еще не мороз?.. — удивляется хозяйский сын Байчун, парнишка лет 14. Он в тонкой футболке с надписью «Люблю Окхари». — Ну пойдемте тогда в нашу столовку — пить чай.

Столовка находится в низкой деревянной постройке, похожей на шалаш. На столе — термос с чаем «по-тибетски»: с молоком и солью.

— Дает энергию, — объясняет Байчун. — Мы пьем его весь день, с пяти утра, чтобы без устали вести чистую жизнь.

— Это как? — спрашиваю я.

— Сиккимцы не занимают свои мысли ничем, кроме молитв и работы. Рано утром мы с большими корзинами за спиной отправляемся в лес собирать опавшие листья. На сбор уходит полдня. Мы складываем листья в кучу, чтобы получить органическое удобрение для картофеля. На такой высоте ничего не приживается, кроме риса и картофеля. Еще растет дикий рододендрон. Из его цветков мы делаем вино. Хорошо пить перед сном.

Байчун ставит на стол жестяные миски с тушеным картофелем и вареным рисом и стеклянную бутылку с розовой жидкостью. Я пробую «вино». Напоминает компот. Едва ли в этом напитке содержится хоть грамм алкоголя. Одно из пяти наставлений буддизма — «не принимать вещества, которые затуманивают сознание». Разум должен оставаться чистым.

Источники

? в ? Чай
Основные статьиЧай ? Чай (растение) ? Чайный трилистник ? Типсы ? Типсовый чай
По степени или типу окисленияПуэр ? Черный ? Улун ? Зеленый ? Желтый ? Белый
По методу переработкиОранж Пеко ? Пуэр ? Гранулированный чай ? Традиционный чай ? Кирпичный чай
По происхождениюИндийский ? Китайский ? Тайваньский ? Цейлонский ? Японский ? Кенийский ? Тибетский ? Турецкий ? Непальский ? Вьетнамский ? Грузинский ? Краснодарский ? Азербайджанский ? Бирманский
Индийский чайДарджилинг ? Сикким ? Асам ? Нилгири ? Список чайных садов Дарджилинге ? Чайное Управление Индии
Китайский чайСЕНТ ? Лун Цзин ? Чун Ми ? Ганпаудер ? Это Чунг ? Инь Чжэнь
Японский чайБанту ? Геммайтя ? СЕНТ ? Маття ? Кокейтя ? Ходзитя ? Конбутя ? Гьокуро
С примесямиЭрл Грей ? Жасминовый ? Сауасеп
Приготовление чая, традиции, ритуалыЧайная церемония ? Тядо ? ISO 3103
Производство и дистрибуцияЧайный сад ? Период сбора чая
Напитки из других растенийКаркаде ? Кудин ? Мате ? Ройбуш ? Ханибуш
Чайные напитки с примесьюАтканчай ? Масала-чай ? Часуйма ? Шурчай

2. Объединение фермеров Санг марте

Санг Марта — кооперативное объединение фермеров (140 семей) в Восточном Сиккиме, созданное из двух основных плантаций — Санг и марте. Сначала чайный лист перерабатывался на дарджилинзьких фабриках, но впоследствии его стали переделывать на сиккимський фабрике Теме. «Румтек», единственный коммерческий сорт чая с Санг Мартаму, был назван в честь расположенного неподалеку одноименного буддистского монастыря школы Кагью. Территория плантаций постепенно расширяется за счет обработки целинных земель.

  • Площадь занята чаем: 55 га (расширяется)
  • Высота над уровнем моря: 1070 м (средняя)

Медитация и свет

Мальчики-монахи суетятся на пригорке возле монастыря Палюл Дэчен Гавелинг в поселении Срибадам: укладывают спать в тряпки собаку с двумя щенками. Одного из них, непослушного, мальчик берет на руки, прижимает к груди и уносит в монастырь.

— Душа должна оставаться чистой. Спасти живое существо — хороший поступок, поддерживающий чистоту души. Убить живое существо — совершить тяжкий грех, — говорит пожилой гид Нилам.

Жалуюсь ему, что сегодня я пыталась спасти бабочку, залетевшую в мой номер: выпустила ее в окно. Но та почему-то камнем полетела вниз…

— Это не твоя вина. Ты сделала все, что могла, — успокаивает меня Нилам. — Не надо копить негативные мысли. Они ведь тоже засоряют душу.

Чтобы избавиться от негативных мыслей, мы с Ниламом едем на озеро Кхечеопалри. Озеро святое. Один реинкарнированный монах (он вспомнил, что в прошлой жизни тоже был буддистским монахом) увидел в Кхечеопалри след Будды: форма водоема напоминает человеческую ступню. Теперь сиккимцы приходят сюда молиться.

— Сначала мани кхорло, — объявляет Нилам. Мани кхорло — молитвенный барабан. Его полагается крутить по часовой стрелке. Такие барабаны окружают, как ограда, озерную территорию. Есть и более крупный экземпляр в местном храме, от пола до потолка: вокруг этого приходится ходить. С каждым поворотом, по мнению сиккимцев, остается все меньше негативных мыслей. Я наблюдаю, как Нилам сосредоточенно наворачивает круги…

— Затем нужно разуться: к озеру разрешается подходить только босиком, — говорит он.

Я ступаю босыми ногами на деревянный настил, который ведет к Кхечеопалри. Холодно: озеро в горах, на высоте 1700 метров. Но рядом идут сиккимцы с одухотворенными лицами и даже не дрогнут. Мне стыдно за свою слабость. Приходится терпеливо продолжать путь.

У озера нельзя громко разговаривать, смеяться и устраивать пикники. Нельзя мыть руки озерной водой и пить ее. Нельзя ловить рыбу, которой здесь полно. Поощряется молитва, а также «чистое жертвоприношение»: сложить найденные на берегу камни друг на друга. «Чистота важнее свободы действий», — гласит плакат у озера.

— Поощряется медитация, — уточняет Нилам. — Это самое главное в ламаизме. Без нее нечего и говорить о чистоте души. Необязательно у озера. Медитировать можно где угодно

Важно делать это каждый день. Очень рекомендую

Но с ходу у тебя не получится. Нужно готовиться, настраиваться.

— Каким образом?

— Во-первых, нельзя наедаться перед медитацией. Голодна — съешь пельмени без начинки, тингмомо. Они символизируют священную пустоту, которая наступает во время медитации: душа становится такой же свободной от всего, как эти пельмени, то есть чистой. Во-вторых, нужно выбрать подходящую именно тебе позу. Я лично практикую «лотос». В этой позе медитировал Будда, — объясняет Нилам.

Хорошую религию придумали, улыбаюсь я про себя. Покрутил мани кхорло, собрал пирамиду из камней, помедитировал — и очистил душу от любого греха. Будто заново родился. Делюсь своими мыслями с Ниламом. Он качает головой:

— Нет. Все эти методы помогают поддерживать изначальную чистоту души, не концентрироваться на негативе. А грехи в тибетском буддизме не прощаются никогда. Если хочешь, чтобы твоя душа оставалась чистой, не причиняй никому зла, не допускай дурных мыслей. Не способен творить добро — не делай вообще ничего. Просто живи в чистоте.

Ориентировка на местности
Индия, штат Сикким

Административный центр ГангтокПлощадь штата 7096 кв.км (28-е место в Индии)Население 610 000 чел. (29-е место)Плотность населения 86 чел/кв. кмОфициальные языки непальский, английскийВВП 2,5 млрд долл. (30-е место)ВВП на душу населения 4300 долл. (4-е место)Символы штата красная панда, кровавый фазан, рододендрон

ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ монастырь Румтек (XVI в.), парк Будды в Равангле (самая большая статуя Будды в Гималаях), Цонгмо — священное ледниковое озеро на высоте 3753 м.ТРАДИЦИОННЫЕ БЛЮДА пельмени момо с овощной начинкой, суп из древесных грибов.ТРАДИЦИОННЫЕ НАПИТКИ чай с молоком и солью, фруктовое вино.СУВЕНИРЫ керамические фигурки «снежного льва», разноцветные хлопковые туники.

РАССТОЯНИЕ от Москвы до Гангтока — 5120 км (от 8 часов в полете до Багдогры без учета пересадки в Дели, затем 126 км по автодороге)ВРЕМЯ опережает московское на 2,5 часаВИЗА помимо индийской визы необходимо специальное разрешение на въезд в СиккимВАЛЮТА индийская рупия (100 INR ~ 1,56 USD)

Фото: MASTERFILE / EAST NEWS, LAIF / VOSTOCK PHOTO, AGE FOTOSTOCK / LEGION-MEDIA, LAIF / VOSTOCK PHOTO; EYE UBIQUITOUS, PHOTONONSTOP, NPL / LEGION-MEDIA, ALAMY / LEGION-MEDIA

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 10, октябрь 2017 г.

Дух Гималаев

Я гощу в городке Калук, у школьного учителя Онти.

— Мы, лепча, называем этот напиток «пиво в бамбуке», или «чи», — Онти протягивает мне высокий бамбуковый кубок. — Делаем его из риса. Пиво не хмельное. Суть в том, что оно органическое, и посуда, в которую его наливают, тоже органическая.

Онти, как и его соплеменники, живет в доме, где вместо стен бамбуковые решетки, через которые сквозит горный ветер. Такая конструкция помогает непрерывно чувствовать присутствие Гималаев.

Лепча — коренной народ Сиккима. По легенде, они первые обитатели Гималаев и произошли от горы Канченджанга.

— Нас так и тянет в Гималаи. Знаете, как мы праздники отмечаем? Выпиваем «пиво в бамбуке» и идем гулять в горы. Ходим по три километра и наблюдаем за птицами! — рассказывает Онти. — Да и праздники наши связаны с природой. Например, Молитва горе Тендонг, День весенней зелени и цветения, День урожая.

Лучшие фермы Сиккима в руках лепча. Народ исторически селится в низинах. У подножия гор богаче природа, почти круглый год тепло и солнечно, а земля плодородная.

— Природа дает нам рис, кардамон и имбирь, гуаву, ананасы. И конечно, маниок — натуральный источник энергии. Мы варим клубни маниока и едим на завтрак в чистом виде — без приправ и гарнира. Так полезнее, — добавляет Онти.

Надкусываю продолговатый корень маниока. По вкусу он похож на картошку, но более сладкий и волокнистый. Много не съешь. Впрочем, уже две недели меня потчуют исключительно рисом, картошкой и тыквой. Теперь вот еще и маниок.

— А, скажем, птицефермы у вас есть? Кур едите хоть иногда? — интересуюсь.

— Ламаизм позволяет есть мясо лишь тому, кто живет высоко в горах, где не растет ничего. И то, если он не монах. Мы не вправе отнимать жизнь у меньших братьев. Невозможно убивать, одновременно любя природу и сохраняя чистоту.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий